Category: кино

Asvatur

"Не бойся, я с тобой". Кино 3 (третьего) эшелона.

Никто не будет отрицать то, что в СССР кино было на несколько ином, чем нынче в России.
Я бы не хотел сказать более высоком или интересном что ли.
Нет.
Оно было иным.
Более, поди качественным.
Времена тогда были такие.
Да и стране с населением в 340 (триста сорок) миллионов граждан, более проще произвести, точнее снять интересное и качественное кино, нежели стране с населением в 140 (сто сорок) миллионов граждан.
Однако, и тогда было кино, скажу так, не очень.
Я уже написал еще такую похожую статью.
Но теперь, речь пойдет о другом кино.
Это фильм, художественный фильм, "Не бойся, я с тобой".
Режиссёр Юлий Соломонович Гусман.
Почему это кино 3 (третьего) эшелона?
Потому, что я вижу попытки снять нечто похожее, такой симбиоз фильмов с Брюсом Ли да Чаками Норрисами, которые в те годы, были сверхпопулярны.
Однако, каратэ и все такое кунг-фу, и прочие махания руками да ногами, в этом фильме, не смотрятся вообще.
Да и игра актеров, на мой взгляд, не очень, несмотря на то, что есть там очень известные советские артисты.
И даже песни Полада Бюль-Бюль оглы не спасли сей фильм.
А сам Юлий Соломонович Гусман, человек яркий и колоритный.
Равно как и Никита Сергеевич Кончаловский-Михалков, о котором я писал ранее.
Но, на одном колорите и яркости режиссера, вкупе с несколькими ведущими артистами, художественный фильм, так и останется, кино 3 (третьего) эшелона.
Как и получилось с этим фильмом, "Не бойся, я с тобой".
Asvatur

Самый слабый художественный фильм в СССР.

Есть такое понятие, «артист второго эшелона».
Я, нисколько не буду спорить по сему вопросу, о том, почему в СССР, кино, было более интересным, нежели нынче, в России.
Тогда снимали интересное кино.
Не то, что сейчас в России.
Отчасти, возможно, причина в том, что в СССР, было примерно в 2 (два) раза больше людей, чем в нынешней России.
Но и в СССР, встречались художественные фильмы, так сказать, мягко говоря, и не лукавя, которые можно смело назвать, «кино второго эшелона».
И самым слабым фильмом в СССР, я бы назвал творение, появившееся в далеких уже, 1970-х (тысяча девятьсот семидесятых) годах, как раз в те годы, когда в СССР, начинали выпускать «Копейку», «ВАЗ-2101» по образу и подобию итальянского автомобиля “Fiat-124”.
Если “Fiat-124”, был назван в Европе, «Автомобилем года» в 1966 (тысяча девятьсот шестьдесят шестом) или в 1967 (тысяча девятьсот шестьдесят седьмом) году, то его «продолжение», «доработанное» и «маленько видоизмененное», в виде «Копейки», получилось, мягко говоря, не очень.
Особенно, когда итальянцы перестали «собирать своими руками», первые «ВАЗ-2101», на которых, они везде выбивали “Fiat”, в руки советских «Кулибиных» которые, как обычно в этой стране, стали собирать то, что в советском народе, с теплотой и любовью, называли «ТАЗик» или «Ведро с болтами», али «Ведерко с болтиками».
Но давайте, я, с Вашего позволения да дозволения, закончу с темой автомобилей и продолжу о кино.
Автомобильная тематика, возможно, будет в следующих моих статьях.
В общем, выпустили в СССР, свой «вестерн» или свой «родной спагетти-вестерн», думается мне по подобию итальянских фильмов о ковбоях Дикого Запада всяких там Серджио Леоне да Серджо Корбуччи с музыкой Эннио Морриконе.
Только вот музыка, этого советского «ковбоебоевика», получилась, не «спагетти-вестерном», а кое-где недоваренными и кое-где переваренными макаронами, и кое-где даже подгоревшими ко дну кастрюли, и все это отправлено в кислые щи, а потом и в солянку, с этими кислыми щи, и в конце еще добавили окрошку….
В общем, Эдуарду Артемьеву, именно в этом фильме, не удалось стать «советским или русским Эннио Морриконе», но вины этого композитора, тут, пожалуй, есть много, а именно ровно столько, что этой вины нет.
Ибо, композитор, когда сочиняет и пишет музыку для кино, скорее всего, сначала выслушивает пожелания режиссера, а потом, очевидно на готовых, так скажем, сырых материалах, творит свою музыку для «кинотворения» режиссера.
Но если режиссер этого фильма, человек, как минимум яркий, харизматичный, и, главное, нравится женщинам, имею ввиду, Никиту Сергеевича Кончаловского-Михалкова, то вот артисты в его фильме, ну разве что, за исключением Кайдановского и Калягина, не так ярки и харизматичны, как сам режиссер этого фильма, сын поэта и автора стихов о «Дяде Степе» и брат Андрона Кончаловского, который, кстати, по харизме таков, что, мог бы даже выиграть президентские выборы, страшно сказать, у самого Владимира Владимировича Путина, своего приятеля и знакомого.
И у Эдуарда Артемьева, не получилось стать «Вторым Морриконе», в том числе из-за актерского состава.
Ибо, если в «спагетти-вестернах», были Клинт Иствуд, Франко Неро, Элай Воллах или Эли Валлах, Ли Ван Клиф с плохим взглядом плохого злодея, и тысячи иных артистов со всего мира, которые даже в немых сценах, особенно в дуэлях и прочих поединках, выражали все, только своим взглядом, то в «щи-солянке-окрошечке», уже были иные артисты, далеко не уровня американцев Клинта Иствуда и Эли Валлаха, итальянца Франко Неро и голландца Ли Ван Клифа.
И всего на трех «К», Кончаловском, Кайдановскогм и Калягине, у Эдуарда Артемьева, не получилось.
Ну, конечно, если эту статью, будет читать не дилетант, каковым является автор этих самых строк и этой самой статьи, а кинокритик или музыкальный критик, он, возможно, добавит, что сам по себе талант Эннио Морриконе будет иным, чем у Эдуарда Артемьева.
Я не буду спорить с этим мнением, ибо, оно похоже на истину.
Ой, чуть не забыл о названии самого фильма.
Это – «Свой среди чужих, чужой среди своих».
15/10-2018